События >> 30 октября 2009:

Guglielmo Bottin: Диско делается музыкантами, а не диджеями - вот в чем секрет

Итальянский ди-джей и музыкант William Bottin изначально занимался саунд-дизайном и писал трэки к рекламным роликам и фильмам.

В его послужном списке значатся релизы на лейбле из Болоньи Irma Records (для них парень собрал два десятка компиляций, и там же выпустил свой первый альбом 7 лет назад), на бельгийском Eskimo (где также печатаются Aeroplane, Lindstrшm & Prins Thomas) и на американском лейбле Italians Do It Better.
 
Guglielmo Bottin: Диско делается музыкантами, а не диджеями - вот в чем секрет
 
Кроме создания музыки для представителей местной поп-сцены, William Bottin был замечен за вертушками на кинофестивале в Каннах на Биеннале современного искусства в Венеции и других статусных событиях.

Но тот Bottin, занимавшийся легоньким джаз-фанком, босса-новой с хаус-бочкой, чилл-аутными коллажами, серьезно преуспевший на ниве прикладного саунд-дизайна (музыка к дюжине инсталляций, рекламе, кино, арт-проектам), и нынешний Bottin – почти разные артисты.
William Bottin – один из тех музыкантов, кто делает новую волну диско-музыки и поддерживает моду на старинное итало-диско.

«Мне, итальянцу, сложно судить о музыке своего детства и юности. Сейчас все так и сыпят ярлыками: «итало», «итало-диско», «итало-буги», «итало-хаус». Но, честно говоря, это просто музыка. Я сотрудничаю с американцами Italians Do It Better. Как по мне, у них почти панковский подход к работе. Ну и большинство их релизов — это не итало-диско, слишком медленная музыка. В Европе я работаю с лейблом Bear Funk. Там занимаются диско и хаусом, ориентированным на танцполы. Bear Funk появились раньше всей этой моды на «новое диско». Они — пионеры. У шефа лейбла —Stevie Kotey - дар предвидения. Он раньше всех знает, что выстрелит в следующем сезоне. О различиях и соперничестве говорить нечего. Хотя бы потому, что фактически «итало-диско из Италии» — это, скорее, миф».

Где-то два года назад молодой человек переключился на фанки-диско, небыстрое ночное ню-диско и меланхоличное итало. Которые вообще-то собирал давно. Ему как итальянцу, находившемуся в поисках незаезженной музыки для множества культурологических ивентов, сам бог велел.

«На самом деле, термин «итало-диско» придумали менеджеры немецкого лейбла ZYX Music. В начале 80-х они купили каталоги пары независимых итальянских лейблов, и для продаж пришлось выдумать хлесткое название. По большинству тех старых треков даже не ясно, что они сделаны в Италии — почти все вокальные партии в них на английском. Итальянская танцевальная музыка 70-80-х копировала ходы и приемы музыкантов Америки и Британии. Почти все итальянские продюсеры, которые штамповали диско-хиты, до этого занимались прогрессив-роком, а не фанком и соулом».
 
The Infamous Barbie Shuffle Mix, Part 2  (первая часть была осенью прошлого года).
 
Guglielmo Bottin: Диско делается музыкантами, а не диджеями - вот в чем секрет
 
Тончайшая селекция раритетного французского (Who's Who, Visitors, Five Letters, Space) и итальянского (Ренато Парети, Azoto) диско/диско-фанка 1979-1982-го годов. Плюс Call Me от Blondie.      
Забавным образом, вам будет казаться, что вы слушаете материал от современных Glass Candy, Cloetta Paris, Богдана Иркука и Escort, а не ретро-подборку, скажем, Даниэле Балделли.

Очевидная схожесть в настроении и упоре на moody-italo привела Bottin к сотрудничеству с  Mike Simonetti и его панк-конторой Italians Do It Better, для которого венецианец записал не только топящий в грезах микс старого приджазованного и прифанкованного диско да сновидческого space-italo, но и сработал прекрасный авторский сингл No Static.
 
Guglielmo Bottin: Диско делается музыкантами, а не диджеями - вот в чем секрет
 
Учитывая еще один недавний сингл на Eskimo Recordings, готовые ремиксы для Friendly Fires и Codebreaker (совместно с The Juan Maclean), и летний лонгплей, 2009-й оказался неплохим годом для изменчивого усача.

К сегодняшнему дню Bottin набрался недюжинной музыкальной силы. Источники вдохновения – саундтреки и сюжеты дешевых бульварных фильмов ужасов семидесятых с лихими детективными наворотами, приправленных сексом и до краев наполненных кровью, а также итальянская популярная музыка, звучавшая во времена детства из каждого радиоприемника.

Этой осенью William выпустил свой второй лонгплей (полноценный релиз) Horror Disco, записанный с помощью одного-единственного аналогового синтезатора и его наивных примитивных технологий.

Собственно, старомодный звук, ироничные хоррор-эффекты и танцевальное диско и есть сегодняшний Bottin.

«Всю мою жизнь я вдохновляюсь от того, что звучит по итальянскому телевидению – говорит Боттин. – Особенно хороша музыка из вечерних телешоу, дешевых триллеров и «джиалло». «Джиалло» - это итальянский кино-жанр, в котором лихо сплетаются криминальные и эротические линии. Вот почему Боттин не мог назвать свой полноформатный дебют иначе, как «Horror Disco».
 
alt
 
Несмотря на пугающее название релиза, никаких кошмаров он не нагоняет. Весь ужас Horror Disco кроется в привычных для сегодняшнего дня расфокусированых битах с футуристически-космическим оттенком.

Скажем так, музыка итальянского диджея William Bottin не страшна, но кокетливо загадочна, подобно старым фантастическим фильмам. Звук аналоговых синтезаторов прошлых времен рисует все те же абстрактные картинки, получившие в последнее время статус трендовых.

В первом полноценном альбоме Bottin все живо и натурально, будто бы эти дорожки писались в ту эпоху, когда о сэмплерах никто и не помышлял. Партии живого баса и электрогитары, или реальная перкуссия и барабаны прибавляют человечности и обаятельной мечтательности, что выгодно отличается от силиконовой машинной расчетливости техно.

Вроде бы это уже далеко не первый релиз на волне футуристического космо-диско ревайвла, но, тем не менее, 14 треков Bottin звучат очень и очень приятно.

— А как сейчас в Италии с итало-диско?

 —К сожалению, большинство итальянцев понятия не имеют о том, что такое итало-диско. В Италии нет диско-комьюнити, почти не проводятся толковые вечеринки. Клубная сцена — провинциальна. Музыкальная политика заведений следует за лондонской и берлинской, только с запозданием на несколько сезонов. Публика не любознательна.
 
Новая музыка ее не интересует. Люди приходят в клубы потусить и повыпендриваться друг перед другом. Что там крутит диджей — не очень важно. Чем больше я путешествую, тем сильнее убеждаюсь, что итальянская молодежь ленивая и самовлюбленная. Возможно, ситуация изменится, но пока надежды мало.
 
Guglielmo Bottin: Диско делается музыкантами, а не диджеями - вот в чем секрет
 
Большинство толковых итальянских продюсеров почти не играют в стране. Лично я выступаю в Италии не чаще пары раз в год. Rodion, Фабрицио Маммарелла (Fabrizio Mammarella), Discodromo — уникальные личности, но дома они почти не известны.

 — Есть мнение, что Kraftwerk разработали основные правила и каноны минималистичной электронной музыки и возвели роботов в культ, а продюсеры итало-диско наделили этих роботов чувствами и эмоциями.

 — Интересная теория. Но боюсь, что в реальности итальянские продюсеры, в отличие от Kraftwerk, не имели никакой философии. Они старались копировать то, что было на тот момент модным. По крайней мере, с тех пор, как итало-бизнес стал прибыльным.

Вообще, итальянская музыка всегда была наполненной эмоциями. Даже слишком. Итальянский поп — производная от итальянской классической оперы. Мелодии запоминаются моментально, цепляют с первой ноты. В текстах полно напыщенной любовной лирики. Возможно, этот аспект итальянской культуры заразил эмоциональностью роботов. Но не думаю. Это не могло произойти в международном масштабе. Потому что тогда это стало бы вселенской катастрофой!

 — Есть еще одна теория. О том, что итало-диско было заражено готикой: Италия — католическая страна. У вас в треках тоже готические партии проскакивают.

 — Ну, конкретно о моей музыке так не скажешь. Вообще, это первый раз, когда кто-то расслышал в моих треках готику. Я, скорее, вдохновляюсь итальянскими фильмами ужасов. А вот в этих фильмах есть много вещей, на которые повлиял католицизм. Охота на ведьм, средневековые камеры пыток, все эти фрески с изображениями монстрообразных дьяволов. Жуткие сцены. Тогда приветствовалось, чтобы священники показывали людям, как действительно выглядит ад. Я думаю, все эти штуки здорово повлияли на итальянских режиссеров.

 — Вам хоррор-фильмы нравятся старые?

 — Да, 70-80-х годов. Современные ужастики, часто, скучны и предсказуемы. В них повторяются одни и те же истории. Раньше каждый новый фильм воспринимался режиссером как поле для экспериментов. Они исследовали возможности технологий, изобретали какие-то безумные эффекты.
 
Те старые фильмы были визуально интересны. И в них звучала отличная музыка. Есть масса широко известных кино-тем, которые впервые прозвучали именно в тех триллерах. Музыка играла важную роль. При помощи нее манипулировали эмоциями, в кульминационных сценах нагнетался ужас.

 — Вы тоже записали несколько саундтреков к фильмам. Сочиняли их по этим же правилам?

 — Первым делом я просил прислать мне сценарий. Затем мы садились с режиссером и обсуждали, какая музыка должна звучать в той или иной сцене фильма. Правда, в итоге режиссеры просят тебя развести готовые треки — дать им отдельно все партии. Потом они уже сами сводят их, синхронно с монтажом видео. По правилам хоррор-саундтреков я, скорее, делал музыку для своего последнего альбома Horror Disco.

 — Расскажете?

 — Я записал трек «Horror Disco», используя один старый итальянский синтезатор. До этого я им пренебрегал, потому что считал эту железку не более чем игрушкой. Неожиданно мне понравился звук. Тут же возникла идея целого альбома: триллерообразная, вдохновленная фильмами категории «B» музыка, под которую хорошо танцевать.
 
В результате я смешал два жанра: саундтреки к ужастикам и андеграундное диско. Хотя в итоге каждый трек пластинки обладает законченной, особенной формой, так что диск можно назвать сборником саундтреков. В общем, Horror Disco — то место, где встречается танцпол со зловещими арпеджио из триллеров. Музыка для ног и для ума.
 
Guglielmo Bottin: Диско делается музыкантами, а не диджеями - вот в чем секрет

 — Целая философия вокруг музыки для танцев.

 — Знаешь, мне в диско нравится вот что: несмотря на то, что, например, техно и хаус построены на тех же ритмических структурах, диско было и все еще есть более разноплановой музыкой в смысле ритмики, гармоний, мелодики и оркестровок. Диско не прет напролом. В нем масса слоев, которые хочется расслушивать. Еще бы вырезать из песен эти слащавые вокальные партии…
 
Диско делается музыкантами, а не диджеями — вот в чем секрет. Некоторые из старых треков итало-диско сейчас звучат гораздо актуальней и смелее, чем вся современная электроника. И это правильно. Я считаю, диско по-прежнему должно делаться музыкантами. Диджеи могут резать их песни на семплы и вставлять их в свои сеты.
 
Guglielmo Bottin: Диско делается музыкантами, а не диджеями - вот в чем секрет
 
Киев, Xlib club
ул.Фрунзе, 12

Начало: 06 November 2009, 23:00

Line up:
Bottin (Italians Do It Better)
http://www.myspace.com/bottinski
Bard
Pavel Plastikk
  • 0
Комментарии (0) Распечатать
 

Похожие новости по теме:
  • В их песнях много синтезаторов, неоновых огней и ощущения 80-х
  • Sally Shapiro — My Guilty Pleasure
  • Linkwood - System
  • Hercules & Love Affair - Sidetracked
  • Kim Ann Foxman - Думаю, диджеи больше модники и воображалы, чем ограниченные люди
  •  
    Коментарии пользователей:

    Информация


    Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 60 дней со дня публикации.